Важность переоценки стратегий по Нагорно-Карабахскому конфликту на фоне активизации нарушений р&

A- A A+

Как известно конец 2013 года ознаменовался для Армении и Азербайджана новым этапом в переговорном процессе по Нагорно-Карабахскому конфликту. Встреча президентов двух стран в ноябре 2013 года дала многим надежды на то, что решение конфликта мирным путем все еще возможно и возможен, прежде всего, прогресс в переговорном процессе. Однако насколько конец 2013 года был позитивным для переговорного процесса, настолько же начало 2014 года стало констатацией факта того, что процесс давно уже в стагнации и новые импульсы не могут его перезапустить эффективно.

Влияние нарушений режима прекращения огня и милитаризации на  переговорный фон

20 летняя история режима прекращения огня между Арменией и Азербайджаном успешно доказывает теорию того, что активность нарушений на фронте прямым образом зависит как от внутриполитической ситуации в странах, так и от конкретно состояния переговорного процесса. Параллельно с этим нарушения режима прекращения огня часто наблюдается в символические дни для сторон карабахского конфликта. Например, в годовщины сумгаитских погромов, «геноцида армян» итд. Последние переговоры глав МИД Армении и Азербайджана 23—24 января в Париже показали то что, динамика режима прекращения огня на линии фронта также менялась как в преддверии, так и после переговоров.  Внизу приведена диаграмма отражающая динамику нарушений режима прекращения огня, которая отражает связи переговорного процесса и нарушения режима прекращения огня . На протяжении недели после переговоров активность нарушений была приблизительно в 10 раз выше средней активности нарушения прекращения огня. Складывается странная картина того, что не только после переговоров, но и в период встреч глав МИД активизируется нарушения режима прекращения огня.

В зависимости от мотивов и целей нарушений режима прекращения огня я предлагаю разделить эти нарушения на 2 типа:
1.на активизацию нарушений в преддверии и во время переговоров
2.И нарушения после переговорного процесса

На мой взгляд, в первом пункте заинтересована сторона, которая не готова идти на реальные переговоры, то есть ей нужны поводы, чтоб ужесточить свою позицию на переговорах и не пойти на уступки. На мой взгляд, нарушения режима прекращения огня или провокации к нарушению в преддверии и в дни переговоров организует именно Армения, так как нынешний формат переговорных принципов предполагает на первом этапе вывод вооруженных сил с оккупированных территорий, чего Армения делать не желает и тем самым пытается создать негативный фон в переговорах. С другой стороны, в нарушениях режима прекращения огня после переговоров может быть также заинтересован Азербайджан, который пытается таким образом надавать на Армению за ее не конструктивность да показать всему миру, что конфликт вовсе не заморожен, и если Азербайджан пожелает он может восстановить контроль над оккупированными территориями силовым путем. Однако, на мой взгляд, такая тактика невыгодна, прежде всего, Азербайджану. Если Баку реально собирается надавить на Армению, то нарушения режима прекращения огня в этом не лучшее средство. То есть если сторона ведет переговоры, и стремиться получить реальный результат, то нужно как можно четче соблюдать режим прекращения огня и не поддаваться провокациям. Активация нарушений режима прекращения огня больше отвечает интересам карабахского правящего клана, который стремиться воспроизводить перцепции страха в отношении Азербайджана. Баку должен осознавать что чем стабильнее будет ситуация на линии фронта, а экономическое положение Нагорного Карабаха будет ухудшаться, тем больше у Азербайджана будет потенциальных шансов использовать мягкую дипломатию и повысить свой имидж в глазах прежде всего армян Нагорного Карабаха.

Практически важным является создание эффективных договоренностей по соблюдению режима прекращения огня. Как отмечают эксперты, на сегодняшний день соблюдения режима прекращения огня держится просто на честном слове обоеих сторон, так как Бишкекские протоколы не те документы с юридической точки зрения которые детально отражали бы  принципы соблюдения режима прекращения огня, они даже не ратифицированы парламентами, что ставит их легитимность под сомнение.  Посредниками часто предлагается достижение договоренностей по отводу снайперов с линии соприкосновения. Однако, на мой взгляд, это не решение проблемы, так как стороны в случае необходимости могут найти другие способы усиления напряжения на линии фронта. Из-за этого важным является именно создание такого соглашения, которое подробно отражало бы все детали  и механизмы реализации и контроля над режимом прекращения огня.

С другой стороны, региональная милитаризация, которая идет между Арменией и Азербайджаном  делает еще более вероятным новую эскалацию конфликта на фоне постоянных нарушений режима прекращения огня в среднесрочной перспективе. С 2005 года Азербайджан начал резко увеличивать разницу в расходах бюджета на военную сферу. В результате к 2012 году военный бюджет Азербайджана превышал военный бюджет Армении в более чем 7 раз . Азербайджан по темам роста военного бюджета в 2008-2011 годах даже стал первой страной в Европе . Армения же балансирует риск большого отставания в военных бюджетах привлечением больших сил на российскую военную базу в Гюмри. Косвенным доказательством двухсторонней милитаризации является данные Глобального индекса милитаризации, который рассчитывается по отношению ВВП страны к ее военным расходам. Этот индекс определил Армению на 4 месте, а Азербайджана на 8 месте в глобальном индексе. Нахождение обоих сторон конфликта в первой десятке по милитаризации сам по себе негативный факт. Практика показывают, что высокие позиции по этому индексу получают страны, которые постоянно сталкиваются с военной угрозой или же готовятся к войне. Например, в первой10-е можно найти такие страны как Израиль, Сирию и Иорданию которые постоянно сталкиваются с открытыми военными угрозами . Теоретически страны, которые были в этой десятке более 5-10 лет, в конце концов, оказываются втянутыми в вооруженный конфликт. Несмотря на то что, на мой взгляд, война в Нагорном Карабахе самый худший сценарий решения проблем, который не решит конфликта, этот сценарий является реально вероятным в среднесрочной перспективе, учитывая высокий уровень активности нарушений прекращения огня.

Переоценка стратегий сторон по нагорно-карабахскому конфликту  как выход из сложившейся ситуации

Как известно на сегодняшний день обе стороны в конфликте не имеют четких стратегий по решению этого конфликта. Это создает проблемы с комплексностью, долгосрочностью и системностью реализации политики национальных интересов по нагорно-карабахскому конфликту. Но, несмотря на это обобщая основные заявления высокопоставленных официальных лиц обеих сторон можно приблизительно определить основу стратегий сторон в конфликте.

Сердцем стратегии Армении по отношению к Нагорно-Карабахскому конфликту является максимальное использование государственных и диаспорских возможностей по интеграции Нагорного Карабаха в международное сообщество, при одновременном игнорировании признания сепаратистской Нагорно-Карабахской Республики самой Арменией для сохранения возможностей маневра и участия в сегодняшнем формате переговоров. Однако, на мой взгляд эта стратегия сама по себе противоречива и не отвечает географическим, политическим и экономическим реалиям региона.

Если говорить о международном признании, то этот сепаратистский режим до сих пор не признан ни одним государством. Последние годы делался упор на признание «НКР» со стороны отдельных штатов США. В результате «НКР» признали лишь 4 штата, да и это особой погоды для международного признания сепаратистского режима не делает.  Помимо этого «НКР» имеет поспредставительства в Армении, России, США, Франции, Германии, Австралии и Ливане которые действуют на протяжении уже достаточного времени, но они также не сделали, ни одного значительного шага на пути признания «НКР».  Нагорный Карабах в ближайшем будущем не станет независимым исходя из следующих недостатков потенциальной суверенности:
•Формирование бюджета по дотациям из бюджета Армении
•Отсутствие таможенных пунктов с Арменией, как и государственных границ. Единое с Арменией экономическое пространство
•Отсутствия де-юре границ с третьими странами (кроме Армении и Азербайджана) или же выхода в мировой океан.
•Отсутствие национальной идентификации, которая отличала бы армян «НКР» от армян Армении
•Избрание де-факто властей «НКР» без учета голоса азербайджанской общины Нагорного Карабаха
•Использование высшего  поста в правительстве как плацдарма для перехода работы в правительство Армении
•Отсутствие собственного и кардинально отличного от Армении пана урегулирования конфликта

На мой взгляд, именно эти факты являются ключевыми препятствиями на пути интеграции Нагорного Карабаха, в международное сообщество, минуя решение конфликта, что в свою очередь делает текущую стратегию Еревана неэффективной.

В отличии от Армении сердцем стратегии Азербайджана является укрепление и усиление изоляции Армении в регионе, с целью того, чтоб она была вынуждена согласиться на вариант решения конфликта, который был бы реализован полностью в рамках территориальной целостности Азербайджана. Однако у этой стратегии также есть свои недостатки.

В-первых, как известно изоляция противника в очень редких случаях приводит к смягчению позиций на переговорах. Она наоборот способствует усилению групповой мобилизации в обществе вокруг власти, даже если власть коррумпирована и не работает на интересы общества. Исходя из этого, применение такой стратегии считается не эффективным для решения конфликта. Так как она наоборот создает пространство для воспроизводства коллективных перцепций страха и ненависти к Азербайджану со стороны сегодняшней власти в Армении.

Во-вторых, геополитика на Кавказе наглядно доказала что, стратегия изолирования Армении приводит не к смягчению ее позиций на переговорах, а к ограничению суверенитета сверху. Укрепление России в Армении посредством подписания договора о продлении пребывания российской военной базы в Гюмри в 2010 году  и согласие на вступление Армении в Таможенный союз говорят лишь о том, что Ереван сначала отдал свою военно-политическую безопасность в руки Кремля, а в 2013 году и финансово-экономическую. То есть по идее стратегия изоляции Армении уже начала давать негативные результаты в 2010 году. На мой взгляд, Армения с ограниченным суверенитетом крайне не выгодна для Азербайджана как сторона в переговорном процессе. Это прежде всего исходит из того что, ограничителем этого суверенитета является именно Москва, чья роль усиливается в решении конфликта и с кем Азербайджану крайне невыгодно оставаться один на один в переговорном процессе. Армения с диверсифицированной внешней политикой и низкой зависимостью от Кремля значительно выгоднее для Азербайджана. Однако в 2015 году после вступления Армении в Таможенный Союз Азербайджан уже фактически будет вынужден вести переговоры только с Кремлем.

В-третьих, в ближайшей перспективе в случае успешного завершения переговоров между Западом и Ираном по ядерной программе Тегерана, что достаточно вероятно, продолжать реализовывать эту стратегию  с таким же успехом будет сложно, так как открытие Ирана для инвестиций Запада также будет и частичным открытием Армении для Запада с иранского направления.

В этих условиях Азербайджан, как и Армения должны провести переоценку своих стратегий по конфликту и найти точки соприкосновения которые могут дать возможности для повышения вероятности решения конфликта мирным путем. На мой взгляд, в условиях  снижения влияния ЕС на Южном Кавказе после неудачного Вильнюсского саммита, а также пассивности администрации Обамы в этом регионе, обеим странам остается лишь шанс балансировать свою внешнюю политику при помощи таких региональных акторов как Иран и Турция. Например, было бы очень эффективным создание платформы между Турцией Арменией и Азербайджаном по решение конфликта и открытия границ между Арменией и Турцией. Однако Ереван категорически против рассмотрения этих двух проблем в увязке. С другой стороны, в ближайшем будущем решение этих проблем возможно лишь на параллельной основе. Альтернативно можно организовать формат 2+2, то есть Иран + Армения и Азербайджан + Турция. Однако принципиальным фактом остается то, что как бы Армения этого не хотела бы, но реальный прогресс  в переговорах проходит через вывод вооруженных сил с оккупированных районов. Вывод вооруженных сил Армении с 2 или хотя бы даже одного оккупированного района может дать реальный импульс к разрешению конфликта и этим путем Армения сможет реально потребовать от Азербайджана ответных мер по разрешения конфликта.

Подводя итог, хочу подчеркнуть, что в политике всегда есть выбор, его надо просто лучше искать. Позитивный импульс, который был дан на переговорах в ноябре 2013 года после почти 3 летнего застоя, продлился лишь 2 месяца. Нарушения режима прекращения огня яркий пример тому, что формат переговорного процесса давно изжил себя. И именно эти нарушения прекращения огня являются серьезным сигналом к возможной новой эскалации конфликта на фоне милитаризации сторон конфликта. Хочу подчеркнуть, что военным путем можно лишь восстановить территориальную целостность, но не разрешить конфликт. Однако если в переговорах отсутствует динамика на протяжении долгого времени, то необходимо кардинально менять формат переговоров или же вообще перестать их вести с выдвижением предварительных условий без реализации, которых Азербайджан не будет вести переговоры. На мой взгляд, Баку в силах это сделать и не стоит терять время на ведение переговоров в формате который в течение 20 лет не дал хоть каких либо результатов.
 

 

[1] Обнародовано заявление по итогам встречи глав МИД Азербайджана и Армении http://news.day.az/politics/461249.html

[1] Данные Министерства Обороны Азербайджана

http://www.mod.gov.az/

[1] Перемирие держится на честном слове

https://www.youtube.com/watch?v=sQBwF7Weizw

[1] SIPRI Military Expenditure Database http://milexdata.sipri.org/files/?file=SIPRI+milex+data+1988-2012+v2.xlsx

[1] Background paper on SIPRI military expenditure. Oxford University Press: Oxford, 2012 data, 2011 http://www.sipri.org/research/armaments/milex/sipri-factsheet-on-military-expenditure-2011.pdf

[1] BICC’s Global Militarization Index (GMI) 2013 http://www.bicc.de/old-site/uploads/pdf/GMI_Daten_2013_e.pdf

[1]Независимость Карабаха признал уже четвертый штат США

http://www.rosbalt.ru/exussr/2013/05/31/1135880.html

[1] Постоянные представительства непризнанной республики http://www.nkr.am/ru/permanent-representations/104/

[1]Армения продлила срок пребывания российской военной базы до 2044 года: Медведев пообещал защиту  http://www.newsru.com/world/20aug2010/armenbaza.html

Back to Top