Этничность и этническая мобилизация в Кыргызстане

A- A A+

Этническая мобилизация становится важным, чрезвычайно сложным и разносторонним явлением, наполняясь многозначным смыслом. Одни авторы воспринимают ее как "сосредоточение всех усилий на убыстренном развитии самобытной и жизнеспособной национальной культуры", другие — "средством политической мобилизации", третьи — как первое и второе вместе взятое .

Под этнической мобилизацией в данном исследовании понимается процесс усиления групповой сплоченности на основе преобладания этнической идентичности перед иными социальными солидарностями, что обеспечивает группе целостность, согласованность действий.

Как считает, П. Веермарш, несмотря на то, что внешне насильственные этнические конфликты часто выглядят как стихийные, неорганизованные вспышки народного гнева, в действительности же они всегда связаны с определенной степенью планирования, организационных усилий и стратегического обсуждения. Этнический конфликт возникает только при таких условиях, когда достаточно большое количество людей принимают решение добиваться своих целей насильственным путем. При этом такое решение является частью более длинной истории политических организации по этническому признаку. Данный длительный процесс можно назвать «этнической мобилизацией».

Понятно,  что для создания разделяемой большой группой людей идеологии требуется не одно десятилетие, для того чтобы люди настолько прониклись этой идеей,  чтобы идти на активные действия и быть готовым пожертвовать собой во имя интересов группы. Таким образом, этническая мобилизация представляет собой сложный, разнонаправленный и не обязательно сходящийся или последовательный процесс .

Когда лидеры решают говорить от имени этнической группы, начинается процесс трансформации абстрактной идеи
этнической принадлежности в более ощутимую реальность, члены этой группы идут на политические действия. Это не значит, что такая мобилизация неизбежно приводит к насилию. Во многих случаях этническая мобилизация прочно остается в рамках мирной демократической политической конкуренции.  

Самый интересный момент – скорость этнической мобилизации. Учитывая то, что это всегда групповой процесс, можно проанализировать этническую мобилизацию с точки зрения теории подражания или психологии толпы (во время конфликта). Таким образом, этническую мобилизацию нужно понимать в узком и широком смысле, как долгосрочный процесс и оперативное действие. Мы считаем, что этническая мобилизация, в первую очередь, оказывается мощным фактором и инструментом в борьбе за политическую власть.

В социальной науке сформировались три основных теоретических направления в понимании этнического: примордиализм, инструментализм и конструктивизм, которые по-разному понимают и оценивают происходящее в этнической сфере .

Так, примордиалисты утверждают, что чувство этничности присутствует всегда и всюду,  что этническое самосознание человека – врожденный атрибут его существования,  «эмоциональный заряд, лежащий в основе его поведения» .  Социально значимая сила этнического самосознания заключена в усилиях «восстановить те условия жизни, при которых  некогда удовлетворялись определенные потребности;… попасть туда, где они смогут считать себя дома, и где, объединившись со «своими» они смогут обрести чувство эмоциональной и физической безопасности» .

Конструктивисты уверены, что всплески этнонационализма в большинстве случаев имеют место тогда, когда они провоцируются «конструирующими элитами» на фоне общего социального неблагополучия (социального неравенства, культурной дискриминации и пр.)

Согласно постулатам социобиологии,   некоторые характеристики человеческой природы создают необходимые условия для возникновения и существования этноцентризма, который определяется как генетически заданный тип поведения, отдающий предпочтение «своим» перед «чужими».

Можно согласиться с правотой каждого из этих, кажущихся разнонаправленными утверждений. В то же время, каждое из них по отдельности не объясняет проблему полностью, оставляя нераскрытым какой-либо аспект. Так примордиализм  не объясняет, почему этническое чувство, «существующее всегда и везде»,  активизируется в отдельные моменты времени и не у всех представителей этнической группы; конструктивизм – если этничность это конструкт, то откуда возникает настолько сильный эмоциональный отклик и за такое короткое время.  Социобиология, недостаточно анализирует роль социальных причин.
Эксперты сходятся в том, что этническая реакция группы с наибольшей вероятностью вызывается при следующих условиях:
- наличие угрозы извне (реальной или мнимой)
-социально неблагоприятной ситуацией – т.е. ограничением жизнеобеспечивающих ресурсов
-перекосом в демографической ситуации (когда, например, численность переселенцев, некоренного населения быстро растет, а численность коренного населения снижается)
-усилиями элит или других общественных групп и движений пропагандируется идеология этнического национализма и ксенофобии.

Ученые считают, что, для того, чтобы объяснить явление этнической мобилизации адекватно в более широком социально-политическом контексте,  нужно широкое осмысление термина «политическая мобилизация".

Кроме этого, в анализе роли этничности и этнической мобилизации, нужно различить два феномена,  феномен соседского и феномен пограничного существования. Они очень близки и в какой-то степени пересекаются в содержании, но при более детальном анализе имеют сущест¬венные отличия. За последние десятилетия мы наблюдаем переход от соседства этнических групп друг с другом к состоянию погранич¬ного существования. Соседи — это те, кто живет рядом, и не мешают друг другу. Как только воз¬никает вмешательство, соседи перестают быть соседями и переходят в иное качество — они становятся друзьями, родственниками, врагами, недругами, кем-то еще, но не соседями.

История Кыргызстана, этническая история региона показы¬вает, что, киргизы, узбеки, таджики на  протяжении столетий, проживали совместно. И за это время в сознании этих народов сформировалась соседская идентичность, именно это данность может стать основой во взаимоотношениях между ними и основой мира в стране. Но, в последнее время происходит серьезное и достаточно резкое измене¬ние в феномене соседства. Нарушение баланса символических полей, символического равновесия приводит к тому, что соседство сменяется феноменом пограничного состоя¬ния, при котором рядом живущий уже не воспринимается как некое иное про¬должение той же общности, а воспринимается уже не как иной, а как чужой, как некто, кому "мы" должны противостоять в силу складывающихся новых обстоятельств.

Инструментом этнической мобилизации в Кыргызстане стали появившиеся после обретения независимости большое количество национально-культурных центров, в том числе инициированных государственной политикой. Простой анализ позволяет разделить имеющиеся этноориентированных организации на два типа. К первому типу относятся организации до-политического типа, которые осваивают культурную составляющую этноса, не за¬трагивая политических проблем, в частности, проблемы представительства народа в органах власти различных уровней. Ко второму типу относятся орга¬низации, которые используют этническую риторику для достижения полити¬ческих целей, а если более широко, в борьбе за обладание какими либо ресур¬сами. Плотный административный контроль со стороны государства позволял нейтрализовать самостоятельную поли¬тическую активность этнокультурных лидеров, оставив за ними куль¬турно-просветительскую деятельность, что позволяло блокировать их роль как активного проводника определенной этнокультурной политики. Результатом является, то, что этническая мобилизация в Кыргызстане до 2010г. не переходила в фазу насилия. Но, начиная со второй половины 90-х гг. XX века постепенно наблюдается "дрейф" этноориентированных организаций в сторону усиления политической составляющей деятельности. Нужно подчеркнуть, что, режимы и Акаева и Бакиева попросту покупали лояльность некоторых этнических лидеров, позволяя находиться частично в политике, как депутаты парламента, которое давало определенные преференции в экономическом пространстве.

Исследователи отмечают, что этническая мобилизация без событий, без действий, направленных вовне группы, усиливает внутригрупповую гетерогенность. Возникает ситуа¬ция частых внутренних конфликтов. В их основе — борьба за лидерство в группе, за навязывание группе собственной проблематики и перспективы решения групповых вопросов. Мобилизационный потенциал спускается на уровень ниже и используется "не по назначению". Мы предполагаем, что примером может служить смена в 2008г. «умеренных» лидеров узбекского национально-культурного центра на достаточно радикально настроенных лидеров .

Как показывает практика, пока существует монополия на власть в стране, мобили¬зационный потенциал этнических групп остается невостребованным. И только тогда, когда начинается политическая нестабильность, появляется возможность использовать этническую карту. Проведенные исследования показали, что наиболее активная этническая мобилизация и использование этнической карты в Кыргызстане осуществлялась именно в периоды ослабления центральной власти, отсутствия стабильности (1990, 2002, 2005-2006, 2010гг.).

Формы, через которые осуществляется этническая мобилизация.
а) Легитимные:
— уставная деятельность общественных организаций и движений;
— совместные "мероприятия" (праздники, собрания, визиты в регион "высоких" гостей творческие встречи, выставки и др.), то есть действия, в ко¬торые вовлекаются не только члены организаций, а и другие граждане, пред¬ставители соответствующего этноса;
— территориальные органы самоуправления (например, религиозные приходы и сельские сходы);
— этнические СМИ.    
б) Латентные, скрытые:

Исследователи отмечают  латентно складывающиеся реальные формы этнической мобилизации — этнизацию профессиональной деятельности.
Профессиональное сообщество и профессиональная солидарность ос-новываются на функционально-рациональном (распределении обязанностей, подчиняющимся принципу анонимности, а также на принятии сообществом профессионального этоса (ценностей) и распространенных социально-профессиональных стилей (практик) В основе профессиональной группы должны лежать анонимно-личностные связи. Однако такой тип связи заменя¬ется в процессе этнизации профессиональной группы клиенталистскими свя¬зями, которые основаны на знакомстве, личной взаимозависимости и взаимной преданности. Возникающая при этом зона доверия — это не анонимно-функциональное доверие, а личностно-заинтересованное доверие. Профессио¬нальный коллектив, имеющий этническую составляющую, обладает как бы двумя рядами маркеров, выполняющих двойственную задачу профессиональ¬ной и этнической идентификации. Это усиливает групповую солидарность и позволяет говорить о процессе этнизации как о форме этнической мобилиза¬ции.

Проведенный неполный анализ показывает, что феномен этнической мобилизации в Кыргызстане имеет тенденцию роста, при этом ее различные аспекты требуют более глубоких исследований.

Использованная литература

1.Буряк Н.Ю. Языковая культура в этнической мобилизации современного общества. – М, 2005
2.Коротеева В.В. Теории национализма в зарубежных социальных науках. — М, 1999
3.Национализм в этологической перспективе// http://ethology.ru/library/?id=191
4.Peter Vermeersch. Theories of ethnic mobilization: overview and recent trends// Centre for Research on Peace and Development (CRPD) University of Leuven. September 2011
5.Рыбаков СЕ. Анатомия этнической деструктивности. Этнический радикализм // Вестник Московского университета. — Серия 18. Социология и политология. — 2001. — № 417.
6.Тишков В.А. Национальности и национализм в постсоветском пространстве //Этничность и власть в полиэтничных государствах. М., - 1994.
7.Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 года. — СПб., 1998.
8.Язык и этническая мобилизация www.archipelag.ru/geoculture/langsnpeoples/Yazikovaya%20politika/mobilization/

Back to Top