Возможные провокации увеличивают риск турецко-сирийского конфликта

Билгесам
22.08.2012
A- A A+

По-мнению главы экспертно-аналитического центра BILGESAM, Турция стоит на пороге конфликта с Сирией, поскольку Дамаск теряет способность трезво оценивать ситуацию, способную затянуть Анкару в настоящую трясину. Сегодняшнее положение показывает, что дело не обошлось без провокаций, говорит Атилла Сандыклы.

Риск конфликта между Анкарой и Дамаском значительно вырос после того, как сирийцы сбили турецкий самолет, заявил директор расположенного в Стамбуле экспертного центра. Этот случай может стать камнем преткновения, который затянет Турцию в трясину конфликта.

"Сирийская администрация должна воздержаться от шагов, способных вызвать эскалацию конфликта, но когда она теряет способность к конструктивному анализу, это может втянуть и Турцию в этот "ад", - заявил Атилла Сандыклы, - бывший военный и глава центра стратегических исследований мудрецов "БИЛЬГЕСАМ". Тот или иной инциденты могут и не стать причиной разжигания конфликта, однако общее напряжение может вызвать нежелательные столкновения, а другие страны могут использовать это напряжение для втягивания Турции в войну, - отметил Сандыклы в интервью Hurriyet Daily News.

Как вы можете охарактеризовать современные  турецко - сирийские отношения?

Мы живем в мире, где напряженность растет каждый день, увеличивая риск возникновения конфликтов. Если мы можем контролировать их, то такую политику можно назвать "контролируемым напряжением". По мере возможности мы стараемся сдерживать кризис, и предпринимаем необходимые меры для снижения риска военного конфликта между Турцией и Сирией.

Что означает заявление Анкары о том, что Сирия - это открытая угроза Турции? Не означает ли это, что мы становимся ближе к войне с Сирией?

Сирия стала страной, которая не только потеряла способность здраво управлять страной и оценивать ситуацию, но и страной, которая не может выработать рациональных решений, учитывая изменения на международной арене. Последний инцидент воспринимается Турцией как угроза безопасности государства, поэтому Турция решила принять необходимые меры для недопущения человеческих жертв.

То есть вы верите в то, что Сирия сбила самолет, потому что потеряла способность рационально мыслить? Не допускаете ли вы, что это могла быть продуманная акция? Быть может, это была попытка подать сигнал мировому сообществу или намерение заручиться поддержкой России?

Даже если бы это было игрой, кажется, что она довольно нерациональна. Государства, не умеющие прогнозировать события, рискуют навредить не только себе, но и другим, утягивая их за собой. Случившееся показывает, что Сирия потеряла способность к анализу ситуации, и  поэтому риск сейчас гораздо выше, чем можно представить. Просто потому, что в таком случае реакция на тот или иной шаг может быть другой, нежели ожидаемый.

И что нас теперь ждет?

Сирия уже закрыла свое воздушное пространство, что означает ее намерение диктовать свои правила ведения боевых действий. Но Турция, в свою очередь, также изменила свое видение ситуации относительно Сирии. Можно вести «самовольный огонь» и «осторожный огонь». Вести «самовольный огонь» означает, что сухопутные войска, ВВС и ВМС могут начать стрельбу, как только сочтут ситуацию опасной для себя. Вести «осторожный огонь» – значит не дать права частям, встречающимся с угрозой, стрелять сразу. Это решение об открытии огня должно приниматься на высшем уровне. И это куда более здравый ход. Когда опасность неизбежна, контроль над огнем крайне важен для отведения угрозы без человеческих жертв. Такой «осторожный огонь» необходим для преодоления ненужной напряженности, во время которой на высшем уровне может быть проведен соответствующий анализ.

Что касается дня сегодняшнего, турецкое правительство не расскажет публично о том, какими правилами оно руководствуется, говоря о применении вооруженной силы?

Нет, оно и не должно публично распространяться об этом.

Существует утверждение, что любой приближающийся к Турции военный объект будет рассматриваться как потенциальная цель. Означает ли это, что Турция готова наносить удары даже за пределами собственных границ?

Это заявление означает, что Турция будет действовать в рамках международного права. Согласно наиболее оптимистичному сценарию, международное давление и турецкие инициативы смогут удержать Сирию от войны с Турцией, а Сирия не станет предпринимать ничего такого, что будет раздражать Турцию и угрожать ее национальной безопасности. Пессимистичный сценарий – это ситуация, когда отсутствует четкий механизм принятия решений – что-то такое, что может вовлечь Турцию в войну. А здесь возможны и провокации. Если Сирия действительно хочет втянуть в конфликт Турцию, она вынудит Анкару принять огонь на себя. Это, кстати, не означает, что война начнется сразу же после одного-двух инцидентов, но если их количество возрастет, напряженность может привести к нежелательной войне. А также к тому, что другие страны, заинтересованные в турецком вмешательстве, воспользуются сложившейся ситуацией.

Вот почему было бы очень полезно создать кризисный центр для урегулирования конфликта и контроля на всех стадиях его эскалации. Есть заявление премьера Реджепа Тайипа Эрдогана – жесткое по риторике, но очень трезвое стратегически. Решения о немедленном ответе на сирийскую агрессию принято не было потому, что это могло заставить Сирию поступить глупо и сделать необдуманные шаги. Правила применения вооруженной силы против Сирии были изменены именно с целью пресечения и дальнейшего недопущения противоправных действий со стороны Сирии.

Некоторые утверждают, что заявления о турецкой политике выходят далеко за рамки возмездия.


Я не согласен, потому что Турция не стала отвечать на угрозу сразу, как это могло бы быть в условиях большей напряженности. Если вы отвечаете немедленно, другая сторона может решить, что может ответить ударом «в спину», только усилив напряженность. Турция полностью одобрила политику сдержанности. Но Сирию, конечно, нужно оградить от непонимания турецкой политики, основанной на здравом смысле. Это приемлемый подход. Тем не менее, это влечет за собой немалый риск, поскольку сегодня созданы все условия, которые при злоупотреблении ими могут подтолкнуть Турцию и Сирию к войне.

Принимая во внимание реакцию сирийской стороны, какой сценарий наиболее вероятен?

Будучи в трезвом уме, начать войну за пределами своей страны, ведя еще и гражданскую войну – стратегическая ошибка. Это идиотизм и глупость. Сирийское руководство должно воздерживаться от шагов, которые могут усилить напряженность. Но когда оно теряет способность к здоровому анализу и думает, что все вот-вот рухнет, наступает риск втягивания Турции в этот «ад».  Такие страны, как Иран и Россия вполне могли бы и поддержать это. В таком случае мы склоняемся к пессимистичному сценарию. Именно поэтому мы говорим, что если Турция будет играть по правилам «самовольного огня», то риск значительно возрастет. Если же Турция примет правила «осторожного огня», это даст возможность лучше анализировать события и предотвратить усиление кризиса.

То есть мы говорим о неофициальных буферной и бесполетной зонах?

Сирии необходимо быть осторожнее. Будет пространство, где Сирии нужно быть более внимательной, но это не тот случай, когда эту территорию можно назвать «коридором безопасности» или «буферной зоной».

Я уверен, что кое-кто в арабском мире может подумать, что Турция будет использовать этот случай (со сбитым самолетом) для эскалации конфликта с Сирией, возможно оказав содействие в смене режима.

Мы не в арабском мире, но подобная ситуация может возникнуть в случае, если Сирия активизирует действия, представляющие большой риск для безопасности Турции. А вот что Турция должна сделать – так это избежать собственного вовлечения в жаркий конфликт на Ближнем Востоке.
 

 

Back to Top