Интервью с президентом BILGESAM А. Сандыклы: Курды не видят выхода в сепаратизме*

Билгесам
16.10.2012
A- A A+

Недавний опрос Центра стратегических исследований мудрецов (BILGESAM) показал, что 90,3% курдов и 70,7% турок уверены, что их будущее тесно связано друг с другом, вопреки ожиданиям того, что в их отношениях присутствует тенденция к сепаратизму. Это не сходится с мнением, что курды в отделении от Турции видят решение своих проблем. Лишь 2,3% курдов сказали, что независимость положит конец конфликту, в то время как 5,7% видят в качестве выхода федерализм, присущий Турции, а 11,9% уверены, что проблемы решатся, если курды получат региональную демократическую автономию, - сказал Атилла Сандыклы - президент Центра стратегических исследований мудрецов (BILGESAM) в ходе нашего интервью.


В публикации "Турецкое общественное восприятие борьбы с терроризмом РПК", изданной на прошлой неделе, также сказано, что 79,1% турецких респондентов полагают, что принимаемых сегодня мер достаточно для разрешения конфликта, в то время как лишь 31,9% курдов согласны с ними. Кроме этого, 12,3% турок и 33,5% курдов видят выход в предоставлении курдам равных прав, а еще 5,3% турок и 14,8% курдов в качестве решения видят укрепление позиций местной администрации.

Почти 50% курдских респондентов и 44% турецких верят в то, что "государство хочет решить курдскую проблему", но в то же время 51,3% курдов и 32,6% турок уверены, что оно еще и может это сделать.

В этом опросе, проведенном 23-25 августа текущего года, приняли участие почти 3000 человек. Проходил он именно в тот момент, когда вопрос терроризма остро стоял на турецкой повестке дня, ибо на юго-востоке страны имели место столкновения вооруженных подразделений, похищение людей и нападения на гражданское население активистами запрещенной Рабочей партии Курдистана (РПК). Тогда в течение 14 месяцев было убито около 700 человек - самое большое число погибших за последние 13 лет. Обращаясь к этим цифрам, Атилла Сандыклы ответил на ряд важных вопросов.

Проведенное исследование показало сильное взаимное желание турок и курдов жить вместе и делать все для благополучного будущего. Стало ли это неожиданностью для вас?

Мы и ранее проводили много полевой и аналитической работы в этом регионе. Наши последние результаты в общем-то согласуются с прошлыми выводами, но мы можем говорить о том, что результат, тем не менее, нас удивил. Ведь имело же место общественное восприятие того, что курдский народ все активнее хочет отделиться от Турции. Результаты опроса показали нам, что в действительности такое желание присутствует, особенно со стороны курдов. Курдов, которые не видят совместной жизни с турками, на самом деле всего 10%, а таких же турок - 30%. А это идет вразрез с ожиданиями, что курды видят в сепаратизме решение всего курдского вопроса. По данным опроса, лишь 2,3% турецких курдов хотят независимости, в то время как 5,7% не против федеративного устройства страны, и лишь 11,9% курдов хотят получить региональную или демократическую автономию. Когда мы смотрим на стратегию террористической организации РПК, мы видим, что у них есть план провокации и стратегия настраивания турок против курдов. Террористы РПК действуют в таких местах, как Адана и Инегёль, где живут, как правило, ультранационалистически настроенные люди, ставящие цель натравить турок на курдов. Мы должны быть рады, что турецкие курды не клюнули на эту уловку РПК. Результат показывает, что турки и курды видят совместное будущее и  очень хотят жить в мире.

Вы также спрашивали, за кого голосовали участники вашего опроса. Как распределялись голоса респондентов в связи с их партийной принадлежностью?

Мы заметили, что 93,7% участников опроса, голосовавших за Партию справедливости и развития (ПСР) видят будущее вместе с курдами. Так же считают почти 80% электората Республиканской народной партии и даже про-курдской Партии мира и демократии.

Операции и расширение прав положат конец терроризму

А что вы думаете по поводу тех 30%, кто выбирает отделение Курдов? Достаточный ли это процент для беспокойства?

За этим надо понаблюдать. Судя по всему, РПК добилась определенных успехах в своей деятельности. Мы можем говорить о том, что у турок желание отделиться от курдов возрастает тогда, когда в стране случаются теракты, а на границах гибнут солдаты. Терроризм в этом смысле и произвел провокационный эффект на турок. Давайте взглянем на последние стратегии РПК, которые активно исследовались турецкими соседями и международными экспертами. Во-первых, РПК стремилась создать "буферную" зону возле Щемдинли, Чукурджи и Юксековы - пограничных с Ираном и Ираком регионах Турции. Усиливающаяся активность в этих регионах направлена на разжигание конфронтации курдского населения этого региона и сил обеспечения безопасности. Тем не менее, это РПК не совсем удалось, ибо вооруженные силы эффективно работают в этом регионе. Вторая стратегия РПК заключается в том, чтобы создать условия для демонстрации курдской позиции, спровоцировав силовиков. Если в ходе возможных столкновений погибают курды, РПК немедленно обвинит в их смерти силы безопасности и это будет поводом для массовых беспорядков. Благодаря работе своей пропаганды, РПК заявила о том, что Турцию ждут массовые демонстрации, однако успеха эта тактика не принесла. Третья стратегия РПК заключается в необходимости вызвать турецко-курдский конфликт, который приведет к гибели людей, в основном с курдской стороны, чтобы показать всему миру, что курды стали жертвами турецкой политики. Однако все эти стратегии пока не так успешны, как хотелось бы РПК.

В результате террористических актов в последние годы погибло очень много людей. Прокомментируйте это?

Да, но давайте посмотрим на действия Турции в сфере противодействия терроризму. В 1996-1998 годах у Турции была очень грамотная антитеррористическая стратегия, и я знаю это из "первых уст", ибо как раз в то время я командовал вооруженными силами Турции на юго-востоке страны. В результате двух с половиной лет нашей работы, РПК даже была вынуждена передать турецкой стороне своего лидера Абдуллу Оджалана. Если вы посмотрите на статистику, вы почти не увидите терактов в период с 1998 по 2004 годы. Но поскольку демократические реформы того времени не поддерживались мерами безопасности, количество террористических актов возросло, особенно с момента вторжения американцев в Ирак. Прошло уже 14 месяцев борьбы с терроризмом РПК, и если эта борьба будет эффективно продолжаться, я полагаю, что эта тема не будет главной на нашей повестке дня в конце лета 2013 года.

Опрос: турки и курды хотят продолжения операций по обеспечению безопасности

Другой опрос показывает, что большинство людей, как турок, так и курдов, хотят продолжения операций по поддержанию мира в регионе. Как вы смотрите на это?

Когда в регионе проводятся подобные мероприятия, люди чувствуют себя свободнее. В противном случае, террористы из РПК могли бы оказывать существенное влияние на жизнь этих людей и существенно ограничивать их свободу. Во-вторых, здесь развивается экономика, а в-третьих, при усилении мер безопасности в регион приходят инвестиции из других районов.

Есть и еще мнения насчет того, как разрешить проблему. Например, недавние предложения Международной кризисной группы относительно прекращения огня во избежание долговременных военных операций. Вы не согласны?

А вот в этом мы не согласны с Международной кризисной группой, потому что когда мы останавливаем наши операции по поддержанию мира и безопасности и концентрируемся на демократических реформах, РПК работает над ограничением свободы выбора у курдского населения. Когда государство вводит меры экономической помощи курдскому населению, РПК тут же оказывает давление на курдское население, так, что плоды реформ собрать не удается до тех пор, пока РПК остается влиятельной и не изолированной (так считают 95,4% турецких и 87,6% курдских респондентов; а 84,8% турок и 83,1% курдов считают, что РПК мешает развитию юго-востока страны и ограничивает свободу курдов).

В период, когда правительство сконцентрировано на реформах, РПК укрепляет свои позиции и KCK (СОК - Союз Общин Курдистана, который по некоторым заверениям является организацией, объединяющей РПК и ряд связанных организаций) становится все больше. Опрос показал, что 64% курдов и 93,7% турок верят в то, что операция на юго-востоке страны должны продолжаться для обеспечения безопасности людей.

РПК приглушила голоса свободы

Такой вопрос: как можно вести переговоры с РПК во время военных действий?

А вот здесь мы допустили ошибку. Ни одна страна, будь то Испания или Англия, которая сталкивалась с подобной террористической угрозой, не ведет переговоров с террористами о политике. Такие переговоры ведутся с общественными организациями, которые не поддерживают и отвергают насилие и терроризм. Эти страны вели с террористами только переговоры о прекращении огня. И турецкое правительство допустило в этом смысле очень серьезную ошибку, когда заговорило с террористической организацией, затронув и политические вопросы. Поэтому террористы РПК никогда не чувствовали себя в изоляции. Мы должны общаться только с теми политическими и общественными организациями, которые однозначно отвергают насилие и терроризм.

Как вы думаете, должна ли Партия мира и демократии (BDP - про-курдская партия) быть включена в этот список?

В свое время, да, мы очень надеялись на то, что BDP будет действовать независимо от РПК. Однако они отметили, что путь к решению курдского вопроса лежит через РПК и Абдуллу Оджалана. Тем не менее, давайте не будем забывать, что когда РПК снижает контроль теряет часть своей мощи, у людей возникают вполне свободные мнения. Это касается, например, Лейлы Зана (независимый про-курдский депутат от Диярбакыра, сказавшая, что уверена в Эрдогане, который решит курдский вопрос) или Османа Байдемира (мэра Диярбакыра), которых в итоге просто "заткнули".

Респонденты считают, что силовое воздействие на РПК не эффективно

Лишь 32,6% турок и 25,6% курдов, участвовавших в опросе считают, что турецкие вооруженные силы успешно ведут борьбу с терроризмом РПК, в то время, как 35,7% турок и 36,5% курдов находят эту борьбу успешной В обществе существует мнение, что силы безопасности в этом вопросе не очень эффективны.

Мы знаем о нескольких событиях, которые привели к этому. Одно из них произошло в Хабуре (где в преимущественно курдских районах в октябре 2009 года было настоящее ликование, когда группа боевиков РПК сдалась у границ города Хабур. Это было частью государственной стратегии по выведению РПК из горных районов). Если посмотреть на статистику, то можно увидеть, что в принципе действия миротворцев в регионе удачны и операции против РПК привели к большим потерям в стане террористов. За первые 8 месяцев этого года в сравнении с прошлым годом РПК потеряла в три раза больше людей, а потери сил безопасности остались на прежнем уровне. Кроме этого случая, у государства были и другие демократические инициативы с целью изолирования РПК. И турецкое общественное мнение - это правильно- заключается в том, что РПК является международной террористической организацией. Существует также восприятие в обществе о том, что РПК не выражает интересы курдов. Хорошо, что тогда курдский вопрос был выделен из проблемы терроризма РПК.

Можно поподробнее о последнем утверждении?

Террористическая организация РПК и курсдкий вопрос в Турции являются двумя отдельными темами для обсуждения. РПК как террористическая организация представляет собой угрозу безопасности и свободы всех граждан Турции, в том числе и самим курдам. Турция должна продолжать решительную борьбу с терроризмом РПК, уважая права человека и действуя в соответствии с современной юридической практикой. Курдский же вопрос является проблемой, связанной с созданием современной демократической системой государства. Турция может решить курдский вопрос путем реформирования системы, начатого с процессом вступления в ЕС и получить демократическое государство. Турция должна впитывать в себя нормы ЕС на каждом уровне демократической системы в сфере уважения прав каждого человека. Это очень важно еще для того, чтобы смягчить реакцию и вышеупомянутых 30% турок. Ведь если демократические реформы будут проводиться лишь для наделения новыми правами курдского населения Турции - тогда, некоторые турки будут чувствовать враждебность по отношению к курдам.

Вводить демократические реформы, продолжить операции по обеспечению безопасности

В прошлом премьер-министр был несколько более чутким по отношению к курдам, но теперь он говорит о снятии иммунитета с депутатов Партии мира и демократии.

У нас есть информация, что Партия мира и демократии занимается пропагандой от имени РПК. Когда это рассматривалось в контексте свободы выражения мнения, то они продолжили очень безрассудно действовать, стремясь поссорить турок и курдов. Эта партия сейчас становится частью террористической сети. Тем не менее, мы должны понимать, что нельзя наказывать всех. Нужно действовать жестко лишь с теми, кто подозревается в причастности к террористической деятельности и лишать их иммунитетов. Кроме этого, нужно снизить порог прохождения в парламент с 10 до 5 процентов. Это позволит активизироваться небольшим курдским движениям и объединениям, которые были вынуждены молчать, будучи под контролем РПК. Кроме этого, Турция должна разработать новую конституцию для консолидации демократических норм и институциональных структур – неотъемлемых требования современной государственной системы. Это очень важно для всех граждан, особенно для курдской части населения Турции. Если Турция не будет двигаться в сторону создания новой демократической конституции, а будет лишь участвовать в операциях по обеспечению безопасности и поддержанию мира, то системный подход будет отсутствовать – а эта ошибка уже неоднократно допускалась прежде. А еще от себя хотел бы добавить, что мы приняли "Национальную декларацию по борьбе Турции против терроризма РПК" и приглашаем всех ознакомиться и подписаться под ней.

*Интервью подготовлено Yonca Poyraz Dogan и опубликовано в газете Today’s Zaman от 16.09.2012. Ссылка на оригинал интервью - http://www.todayszaman.com/news-292508-.html
 

Перевод с английского на русский: Андрей Видяйкин

Back to Top